Аарон 777 Маг

любовная магия, бизнес магия, лечебная магия, охранная магия
Текущее время: 14 дек 2018, 23:03

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 27 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Суфизм. Руми
СообщениеДобавлено: 23 окт 2014, 08:58 
Не в сети
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 31 дек 2010, 00:24
Сообщений: 713
ГРЯДУЩЕГО НЕТ

Влюблённый уверен, что поиск Любимой –
Процесс уникальный и неповторимый.
Влюблённый неправ - от феллаха до шаха.
Нет в мире искателей, кроме Аллаха!
А истина в том, что людское исканье -
Всего лишь случайное в мире блуждание!
Блуждаем по миру сему, иль иному,
Неважно - блуждаем по Отчему дому.
Миры эти оба – внутри гиперсферы,
Как небо прозрачной ... Ученья и веры
Моё не должно оскорблять утвержденье,
Нет догмы в нём, ереси или сомненья.
* * *
В чём смысл великого чуда Иисуса?
В деяньях? В словах? В отклоненье искуса?
В пророчествах нам? Тем, кто после пребудут?
Нет! Сам Иисус – это главное чудо!
Иисус даровал вечной жизни дыханье,
Из дали времён чую благоуханье!
Но Царство Иисуса отсюда далёко,
Вперёд забежишь, станет вмиг одиноко.
* * *
Тянуть тебя может во время движенья
Назад посмотреть, чтоб увидеть явленья
Прошедшие, в свете явлений текущих,
Но, как ни вертись, не увидишь грядущих!
Коль сможешь поверить: "Грядущего нету",
Оно исчезает, по мненью аскетов.
А тот, кто способен забыть треволненья
О мире грядущем – святой без сомненья!
Я ж следую Шамса благому совету,
Что "прошлого" нет и "грядущего" нету.
* * *
Раб, милостей жаждущий от господина,
Целует ладонь ему, гнёт свою спину.
Целуй же, мой милый, ладони себе лишь,
И милуй раба, что с другими ты делишь!
Несчастный имеет хозяев немало,
Но сколько из них его горю внимало?
Все дервиши – люди и свойства людские
Имеют как добрые, так и плохие.
А тот, кто лишён этих свойств половины, -
Исчадие ада иль ангел невинный.
Не место такому в сей грешной юдоли,
А боль – это лучшее средство от боли!
Когда ты почуешь себя не на месте,
Ищи своё место, с собою будь честен!
Найдя его в сердце, прими без протеста,
Ведь сердцу такому в сём мире нет места!
Диван Шамса Тебризи # 0425
---
-


ГНЕВ БОЖИЙ

Однажды учёный спросил у Иисуса:
- "Поведай, раввин, что страшнее всего?"
Спаситель ответил ему без искуса:
- "Гнев Божий, мой друг, нет щита от него.
От Божьего гнева всё в мире трясётся,
Его опасаются даже в аду."
- "Кто же от Божьего гнева спасётся?"
- "Лишь тот, кто на гнев свой накинет узду."
Меснави (4, 0113 - 0115)

_________________
смерть врагам


Информация о сообщении Вынести предупреждение
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Суфизм. Руми
СообщениеДобавлено: 23 окт 2014, 09:01 
Не в сети
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 31 дек 2010, 00:24
Сообщений: 713
"Ещё немного поучений" - Руми

О НЕВИДИМОМ БАГДАДЕ

Вот ещё несколько больших поэм из Меснави – шеститомника "духовных куплетов" содержащего 25,000 стихов (!), которые Руми диктовал своему другу, ученику и писцу Хусаму Челеби, начиная с 1260 года и до самой смерти в 1273 году. По преданию, эти поэмы диктовались во время их совместных прогулок по Конье или по виноградникам соседнего Мирама. Хусам был любимым, талантливым учеником и Шамса и Руми, был намного моложе Руми и стал шейхом ордена Мевлевия после смерти Руми.
Именно Хусам убедил Руми начать работу над Меснави, поэтому Руми называл Меснави "Книгой Хусама" и посвятил ему там несколько поэм. Считается, что суфию следует читать Меснави подряд, но существует и тайный порядок чтения - "путь Хусама".
В Меснави вошли притчи из корана, народные сказки, анекдоты, всё шло подряд, без пробелов, всем рыбам разрешалось плавать в этой плавной, могучей реке, не имеющей аналогов во всемирной литературе.
Меснави – дворец с зеркальными стенами, отражения повсюду и всё, что отражается – мы сами. Другие отражают нас. Эти истории текут, как трагикомедия под тихую джазовую импровизацию. Появляются и исчезают комичные туалетные работники, банщики и пронырливые служанки, судьи, неосторожные возлюбленные и монархи показывающие нам наши собственное лицемерие и скрытые грешки.
Целое всегда заставляет части вступать во взаимоотношения. Полировка зеркала привносит в картину новые детали, увидев которые, мы не всегда можем быть уверены, что происходящее на наших глазах не происходит с нами самими.
Есть притча о корове, прошедшей через весь красивый Багдад, но увидевшей там только клочки сена и арбузные корки. Так и некоторые люди, объездившие весь мир, но рассказывающие только о том, как их пытались обсчитать в трактирах.
СЛЕДУЙ ЖЕЛАНЬЮ
Расчехляй барабаны!
Бей в гремящую кожу,
Надо жить, как цыганы,
А не гнить, как вельможи!
В чистом поле вбей стяги,
И не будь слишком робким.
Знают только бродяги
Эти тайные тропки.
Выпей полную чашу!
Что ж ты лик долу клонишь?
Пей! Пусть сердце запляшет,
Или голову сломишь ...
Пей, покуда есть силы,
Если ж в горле застряло,
Перережь его, милый,
И начни всё сначала!
Если очи не могут
Видеть этой картины,
Слепнут пусть, ради Бога,
Не увидев Любимой!
* * *
Не могу жить без Друга,
Измотало желанье,
Боль, предчувствье недуга,
Помраченье сознанья!
Невозможность быть вместе
Нагнетает тревогу,
Не могу ждать на месте,
Сильно тянет в дорогу!
Ведь желанья, я знаю,
Исполняются только
Тех, кто ходит по краю,
И не дрейфит нисколько!
Все, кто молит и страждет
Выпьют чашу дороги,
Хоть случается жажду
Утолить на пороге ...
Открываются очи
Только после ухода,
Нам невиден источник
Чуть журчащий у входа.
Меня гонит на поиск
Страсти жгучее пламя,
И я не успокоюсь
Болтовнёй и делами!
Я пройду сквозь туманы
Бела света до краю,
И искать не устану,
Пока всё не узнаю!
* * *
Правда существованья
Так далёко укрыта,
За горами страданья,
И дорога забыта!
Много глупых ошибок
Совершает влюбленный.
Ошибаясь, будь гибок,
Как искатель учёный.
Путь не прям, а извилист,
Неизбежны ошибки,
Но осилит, кто жилист,
Не боится ушибов.
Но пройдя все зигзаги,
Дотянувшись до цели,
Признаются бродяги:
- "Коль глаза б не глядели
По бокам, я б дорогу
Настоящую вызнал
Уж давно бы, ей Богу!"
Что же, очи капризны?
Нет, неправы ребята -
Знанье опыт приносит.
Очи не виноваты.
Время сеет и косит!
* * *
Помнишь, был за халву шейх
Должен деньги ребёнку?
Долго ныли кликуши,
Сам мальчишка выл тонко,
Но потом долг был всё же
Кредиторам уплачен.
Так повсюду – вельможи
Тоже ноют и плачут,
Потому, что боятся
За своё положенье.
И купчине не спится,
Коли сделал вложенье.
Коль послал караваны,
Возвратятся ль? Не знает.
Даль покрыта туманом ...
Кто найдёт, кто теряет.
Долг забытый внезапно
Вам должник возвращает,
А проект поэтапный
Вдруг несчастье срывает.
Испытанья крутые
Прочит нам провиденье:
То надежды пустые,
То с врагами боренье.
Для того ты растерян,
Поражён и подавлен,
Чтобы вырасти вере
В то, что мир наш – направлен.
Вере в то, что невидим
Мир иной. И оттуда
Нам является жизни
Непонятное чудо!
Тот мечтал стать военным,
Вырос, стал ювелиром,
Не бойцом дерзновенным,
А спокойным банкиром.
* * *
Как узнать, что приблизит
Исполненье желанья -
Друг нежданно унизит?
Счастье или страданья?
Лень? Работа? Ученье?
Приближенье кончины?
Наслажденье? Мученье?
Иль другие причины?
Жду, томлюсь и метаюсь
Обезглавленной птицей.
Дух покинет, я знаю,
Тело. Это случится.
Вот когда – неизвестно ...
Но желанье лазейку
Ищет страстно и честно!
Meснави (6, 4167 – 4205)
МОЛЕНЬЕ
Пророк сказал, что истинный искатель
Как лютня должен быть опустошён.
Тогда молитвы музыку Создатель
Вкушает, наслаждением упоён!
Щедрее пустоты угодий нету,
Коль лютне в тулово набить тряпьё,
С ней менестрель не станет петь куплеты,
Но навсегда отложит прочь её.
Будь пуст, не наполняйся ерундою,
Раз хочешь заниматься ремеслом,
Которого нет слаще под луною –
Собой творить Божественный псалом!
Как сладостно касанье Этих пальцев!
Чтобы тебя не бросила Рука,
И не пополнил ты толпы скитальцев,
Будь пуст, как небо, воздух, облака!
Будь пуст, чтоб удержаться в Этой длани,
Меж пальцами, творящими миры,
Вином НЕБЫТИЯ залей желанье,
Прими НИГДЕ и НИКОГДА дары!
* * *
Дервиш, достигнувший опустошенья,
Вопит от безысходности в тоске,
Возносит вдохновенные моленья
И бьётся, словно рыба на песке.
Такое пережил любой искатель,
Горя в моленьях, как горит свеча,
Кривясь от боли, бывший созерцатель
Курится фимиамом, бормоча ...
А стон молитвы благовонным дымом
Восходит к небу и, вдохнув его,
Попросят Бога хором херувимы:
- "Ответь на вопль чада Своего.
У этого молящего ведь нету
На свете никого, кроме Тебя,
Зачем Ты тянешь со Своим ответом?
Ведь он скорбит и молится любя!"
Им отвечает Божий глас глубокий:
- "Откладывая щедрость, Я ему
Даю урок. Вам кажется, жестокий,
Но посудите сами, что к чему:
Ведь именно нужда его арканом
Приволокла в Присутствие Моё.
Едва пролью бальзам ему на раны,
Он примется за прежнее житьё.
Его опять поглотят развлеченья,
Бессмысленная жизни пустота.
Но вслушайтесь сейчас в его моленье -
В нём лишь чистосердечья красота!
Пока душевная открыта рана,
Способен чуять он чужую боль,
И личный долг исполнить без обмана -
Ему страдальца назначаю роль."
* * *
Не всякой птичке делается клетка -
Мы часто держим в клетках соловьёв,
Ворон же мы не заточаем, детка,
Грай не похож на пение ручьёв.
Мы держим только тех, кто нам приятны.
Представь, в пекарне очередь - толпа
Из разных женщин, но одна опрятна,
Красива, молода и не глупа,
Другие ж все – согбенные старухи ...
Им пекарь раздаёт вчерашний хлеб
И отпускает - пусть разносят слухи,
Красотку ж он удержит, коль не слеп.
Влюблённый пекарь говорит: "Немного
Постой, уж свежий хлеб почти готов!"
Когда же вносят хлеб, он:"Ради Бога!
Стой, вот подносы сахарных цветов!"
Он ищет способ удержать девчёнку:
- "Послушай! Я хотел задать вопрос!
Он важен! Только кончу работёнку,
Возьми пока вот маслица из роз!"
* * *
Так и Любимую влюблённый молит,
По-простоте не думая с испугом
О тяготах им выпрошенной роли –
Стать должен он слугой, героем, другом!
Meснави (6, 4211 – 4228)
-

В БАГДАДЕ ДРЕМЛЮТ О КАИРЕ,
В КАИРЕ ДРЕМЛЮТ О БАГДАДЕ
В Багдаде жил некогда бедный мечтатель,
Был добр к нему милосердный Создатель,
И в руки ему вдруг свалилось наследство,
Но впал он на радостях в сущее детство,
По глупости быстро богатство транжиря.
Как часто, ладони свои растопыря,
Наследники тратят случайные деньги -
Чужую работу не ценит бездельник.
Так люди не ценят бесмертные души,
Что даром досталось – корёжат и рушат.
Богатство, с покойным расставшись невольно,
Наследнику глупому делает больно.
Вновь сделавшись нищим, впал дурень в унынье,
Без пищи и крова, как сокол в пустыне,
Рыдая в отчаянье: "Боже, мой Боже!"
Услышал вдруг голос:"Унынье негоже
Твореньям Моим в Мною созданном мире,
Другое богатство тебе дам в Каире.
Иди же в Каир и найди там предместье,
Приметы какого узнаешь на месте."
* * *
Багдадец не медля рванулся в дорогу,
И долго влачился пустыней, тревогу
Мешая холодную с тёплой надеждой ...
Но вот уже Нил распростёрся безбрежный,
И башни Каира украсили небо.
Ободрился путник, но свежего хлеба
Умучал голодного сладостный запах,
И он от отчаянья принялся плакать.
И как ему ни было горько и стыдно,
Решил он поклянчить: "Ведь ночью не видно,
Что нищий не местный, а лишь иностранец,
И щёки мои не покроет румянец."
Вот так его голод, и стыд, и гордыня
Мотали, как клочья травы по пустыне.
Назад и вперёд, и в бока его било,
И в славном Каире всё было немило.
Каир же, известное дело, огромен.
Багдадец плутал средь причалов и домен,
Домов и мечетей, базаров, кладбищей,
Пытаясь разжиться какой-нибудь пищей.
О месте гадая, где клад был обещан ...
Как вдруг получает он пару затрещин
От стражников грозных ночного дозора,
Не ждя совершенно такого позора!
* * *
Случилось же так, что ночных ограблений
Явился в Каире таинственный гений
И в шайку свою он набрал отовсюду
Людишек, способных на всякое худо.
В те годы и воры слыли мастерами
И было их много глухими ночами.
Халиф же в ответ приказал своей страже
Средь ночи с прохожим не чикаться даже,
Но сразу в кутузку доставить гуляку,
И вором считался задержанный всякий.
Халиф был мудрец, ведь, врачуя заразу
Змеиный укус разрезАть надо сразу,
Иначе погиб человек безнадежно ...
Будь к телу любимому истинно нежным,
И палец руби, что змея укусила,
Бывает любовь беспощадна, мой милый!
Нельзя оставлять преступлений без кары,
Народ пожалей, а бандитов - на нары!
* * *
Итак, арестован багдадец дозором,
А схваченный ночью считался там вором.
- "Ты вор, сознавайся немедля, скотина!"
Eго заушает огромный детина.
- "Постойте! Не бейте! Хочу объясниться!"
Багдадец заплакал, как будто девица.
- "Ну что ж, oбъясняй, но давай покороче."
В ответ ему стражник огромный рокочет.
- "Молю вас, поверьте! Ведь я не преступник!
И я не каирец, Аллах - мой заступник!"
Рассказом своим поразил он всю стражу -
Про счастье дурное, наследства пропажу,
Про клад, что в Каире ему был обещан,
До слёз он пронял тех простых деревенщин.
Он им исповедался искренне, честно,
А, впрочем, вам всем тут конечно известно,
Что вера со страстью - ключи от той дверцы,
Которою заперто всякое сердце.
А истиной страсти поток прямословный
Подобен воде, но для жажды духовной.
* * *
- "Я верю ему, как и все вы, ребята,
Он честный бродяга, хотя глуповатый."
Сказал вдруг начальник ночного дозора:
- "И я мог, как он натерпеться позора.
Я тоже услышал таинственный голос,
От страха мой спутанный вздыбился волос.
Я послан был клад драгоценный в Багдаде,
Отрыть и отдать неизвестному дяде,
В надежде на щедрое вознагражденье.
Такое мне было, ребята, виденье!
Зарыт клад в таком-то конкретном квартале,
На улице той-то, но в эдакой дали!
Ведь я не дурак, чтобы бросить в Каире
Работу, семью, всё, что дорого в мире,
Слоняясь по немилосердному свету,
С дурацкой надеждой на выдумку эту."
Назвал он и улицу ту, где в Багдаде
Пришелец жил, слушавший в полном отпаде.
- "Мне голос поведал," - продолжил дозорный,
- "И имя хозяина дома. Позорный
Имел тот несчастный багдадец обычай -
Сорил он деньгами, не зная приличий."
И стражник, всей правды не зная, беспечно
Дал имя, а вы догадались, конечно,
Что имя совпало с прозваньем пришельца,
Багдадского нашего домовладельца.
* * *
Тут вдруг осенила багдадца идея,
Но вслух ей делиться со стражей не смея,
Сказал в своём сердце: "Находится дома
Богатство, что ищем в чужих мы хоромах!"
И весь переполнившись радостью буйной,
Как русло речное водой чистоструйной,
Он Богу направил своё восхваленье,
Пульсацией каждого сердцебиенья!
И вот, что подумал багдадец счастливый:
- "Бьёт рядом со мною источник бурливый,
Дарующий смертным энергию жизни!
И я подвергаю себя укоризне
За то, что растратил бесплодные годы,
Покуда не понял значенья свободы.
Вот так показал мне бессмертный Учитель
Как глупо, бросая родную обитель,
Переться за счастьем своим на чужбину,
Рискуя и зря искушая судьбину!
Ведь я удалялся лишь с каждым мгновеньем
От цели, обманутый воображеньем.
Но Бог милосердный услышал рыданья
И сделал уроком мне даже блужданье.
Он вывел меня на богатства дорогу,
Потерю пути сделал доступом к Богу!
Моё заблужденье вспахал Он, как поле,
И веру взрастил на неверья подзоле.
Царит равновесие в мире Аллаха:
Нет зла без надежды, нет счастья без страха.
Есть противоядье для каждого яда,
Для ада исчадья – сень райского сада!
Невидимым воздух соделал Создатель,
Невидимо море Его благодати!
Meснави (6, 4206 – 4210, 4229 – 4275, 4276, 4280, 4307 – 4326, 4339 - 4344)
-

СТРАСТЬ
Недаром страсть с огнем равняют,
Они материи одной.
Запомни, с ними не играют,
Но жизнь без них, как сад зимой.
Страсть светит, страсть и ослепляет,
Страсть греет, страсть испепеляет,
Страсть лечит, страсть же убивает,
Страсть губит, страсть же возрождает.
Страсть хладно сердце растопляет,
Младое - жжёт и пробуждает.
Страсть нас торопит, подгоняет,
Страсть лень, усталость побеждает.
Страсть боль и страхи отсекает,
Страсть робких в смелых превращает.
Страсть жизни время ускоряет,
Страсть жизнь саму возобновляет.
Страсть грешну душу очищает,
Страсть две души в одну сплавляет.
* * *
Борись с проказой безучастья,
Жги язву страстью, страстью, страстью!
* * *
Но бойся имитаций страсти,
Сиюминутных удовольствий,
Что манят, как ребёнка сласти,
И потакают своевольству.
Лишь отвлекут и помешают
Закончить поиск этот трудный,
Шепча заманчиво: "Я таю!"
Страсть утоляя безрассудно.
И афродизиаков ложных
Не пей! Нектар не разбавляют
Настоем рытвин придорожных,
Чиста струя его густая!
Меснави (6, 4302 – 4306)
-

ШУТ - ПОСЛАННИК
Над шахом Термеза нависла однажды
Угроза войны с Самаркандом. И каждый
Был день на счету. Шах посланца такого
Искал в Самарканд, чтобы мудрое слово
Сказать как мулла мог, был предан и молод -
Чтоб мог, презирая усталость и голод,
Скакать много дней с стратегической вестью,
И чтоб обладал незапятнанной честью!
И Шах приказал огласить в своих градах
О ждущих посланника щедрых наградах -
Невольниц, коней и садов пару дюжин,
Почётных одежд, драгоценных жемчужин
Глашатай сулил кандидату в посольство,
Плюс - пост при дворе и монарха довольство.
* * *
Далгак** – шахский шут, был в селе в это время.
Узнав про призыв, он, вложив ногу в стремя,
Погнал ишака в город, как угорелый,
Да так, что под ним пал ишак очумелый!
Вот в шахский дворец прибыл шут поздней ночью,
Измотан, в пыли. Визирь, видя воочью
Шута в небывалом таком состоянье,
И думая: "Знать, о большом злодеянье
Принёс шут властителю лично известье,"
Решает собрать всех министров вместе.
Вмиг паника жуткая двор охватила,
А паника – это стихийная сила,
Когда началась, её не остановит
Ничто – зверь опасен и жаждает крови!
И паника молнией пала на город,
Проснувшийся полночью. Сон был распорот
Ножом беспощадной молвы всенародной -
И нищий бездомный и муж благородный
У входа дворцового сбились в толпищу,
Купчины чесали свои бородищи:
- "Шут наш не в себе, то плохая примета!
Война неизбежна и в небе комета!
Какое же это такое несчастье
Могло так шута запугать в одночасье?
Шута, что смеялся над казнью публичной,
Не мог даже Шах запугать его лично?"
Но шут лишь молчал и решительным махом
Потребовал аудиенцию с шахом!
Сам Шах был напуган и молвил тревожно:
- "Паяц, что случилось? Скажи мне неложно.
Клянусь, что тебе наказанья не будет!"
Но шут захрипел и заплакали люди.
Какие б шуту ни давали вопросы,
Он только сопел, да тянул палец к носу,
И мог прошипеть только слабое: "Тише!"
Пока двор не смолк так, что муху услышишь.
Когда все затихли, грудным восклицаньем
Шут дал им понять, что не может с дыханьем
Он сладить пока, и какое-то время
Вельможи несли ожидания бремя,
Потея от страха, считали минутки.
А шут, из которого сыпались шутки
Обычно такие, что Шах до упаду
Смеялся над ними, любя клоунаду,
И мог, за животик схватясь, на ступени
У трона упасть, подогнувши колени,
Молчал да сипел, как исчадие ада.
Гудела покоев дворца анфилада
От шахского трона до главного входа -
Гадали несметные толпы народа,
Друг друга от нечего делать пугая:
- "На небе Луна появилась другая!"
- "Войну объявил нам правитель Хорезма,
Машина в войсках у него камнерезна,
И дня не продержится крепость любая.
Всем рабство готовит судьба наша злая!"
- "Далгак, не томи! Расскажи без утайки,
Что ждёт нас – погибель, грабёж и нагайки?"
Тут шут, наконец, успокоив дыханье,
С неспешною важностью начал посланье:
- "О, Шах величайший! Узнал я случайно,
Что ищешь посла в Самарканд ты отчаянно,
Такого, что мог бы скакать он с неделю
Без сна и без отдыха в мягкой постели!"
- "Да! Дальше-то что?" Шах спросил разражённо.
- "Весь день я скакал, чтоб сказать унижённо -
Шах! С этим заданьем не справлюсь я точно!"
- "Ты поднял столицу мою среди ночи
Чтоб новость вот ЭТУ сказать мне, несчастный?!"
- "Да, я уж состарился, Шах мой всевластный,
И сил мне не хватит на это геройство.
Прости же невольное мне беспокойство,
Но ты на поддержку мою не надейся!"
Тут со смеху рухнули даже гвардейцы!
* * *
А ты, дорогой мой, смеёшься напрасно!
Ведь многие, требовали громогласно
Признанья претензий на поиск духовный,
А сами в шутовских проделках греховны!
Представь, в своём доме жених ждёт невесту,
Все мечутся, не находя себе места,
Жених поглощён подготовкой к банкету,
А в доме невесты не знают про это!
Жених всю прислугу задёргал вопросом:
- "Есть новости?"- "Нету."- "Oстался я с носом?"
Eму отвечают опять: "Неизвестно."
А он суетится, ему ж интересно!
Он пишет и вдаль посылает посланья
Про чувства, намеренья и пожеланья,
Но вряд ли доходят они до Любимой ...
А ты как с Ней связан, друг высокочтимый?
________________________
* Термез – город-порт на Аму-Дарье, в Узбекистане, около Афганской границы. – Прим. перев. на русск.
** Далгак (фарси) – дурак, клоун. – Прим. перев. на русск.
Meснави (6, 2510 – 2554)
---

_________________
смерть врагам


Информация о сообщении Вынести предупреждение
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Суфизм. Руми
СообщениеДобавлено: 11 дек 2014, 19:10 
Не в сети
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 31 дек 2010, 00:24
Сообщений: 713
"Обрамление Меснави"
О РАМКАХ
Как все творения искусства, рождённые духовным импульсом, Меснави разрушает собственную форму и выходит за свои пределы. Вместе с тем, две длинные поэмы – одна из начала Книги Первой и другая из окончания Книги Шестой - служат своего рода обрамлением этого шедевра.
Обе поэмы о любви. В каждой из них влюбленный переживает драматическую трансформацию романтической вначале любви в экстатическую, духовную форму. И в каждой поэме описан возмущающий читателя, логически необъяснимый акт насилия, направленный против влюблённого (отравление ювелира и расстрел одного из принцев), столь характерный для легенд о Хызре.
Но ведь все книги Меснави – это сплошная любовная история, описывающая трудную и неудобную истину - уничтожение влюблённых. Ибо, как написал Руми о любви - "Мне человечий образ не ищи вотще." (Диван Шамса Тебризи, # 1145)
Почему вожделение к китайской принцессе приводит к мистерии "смерти до наступления смерти"? Почему картина, образ, впечатление так влияют на нас? Что привело трёх принцев на путь бестелесного брака?
Безусловно, утверждение, что эта пара поэм "обрамляет" Меснави – преувеличение. Ибо там, где звучит рефрен "Нет этому конца", жёсткие ограничения неадекватны.



СУЛТАН, ДЕВУШКА И ЛЕКАРЬ



Частенько не ведает глупое тело,
Что зеркало духа его запотело,
Но телу порой не хватает сноровки
Подвергнуть запачканый дух полировке.
Опишем любовное здесь увлеченье,
Что зеркала духа покажет значенье.
* * *
Жил в старое время султан, кто по счастью,
Два мира мог править надёжною властью,
Духовное царство и царство мирское
При нём наслаждались плодами покоя.
Мир длился, покуда во время охоты,
Султан не заметил у тихого грота
Красавицы нежной и был красотою
На месте сражён, словно тигр стрелою.
Её полюбив, не нарушил приличий
Властитель и выполнил древний обычай,
Родители щедрый калым запросили,
И чадо отдали без всяких насилий ...
* * *
Войдя во дворец, заболела девица,
Румянец исчез и худа, бледнолица,
Слегла в лихорадке красотка в постели,
И руки и ноги аж заледенели,
А сердце, как птичка свободная с ветки,
Забилось, попав в золочёную клетку!
Султан предвкушавший все радости рая,
Что может лишь гурия дать молодая,
Почувствовал вдруг, как хозяин кобылы,
Чью сбрую с седлом потерял, тупорылый.
А после, как новую выправил сбрую,
Так волки задрали кобылу младую.
Иль как бедуин, заплутавший в пустыне,
С кувшином пустым, где ни капли в помине,
Нашедший внезапно колодец глубокий,
Да сдуру разбивший кувшин крутобокий.
* * *
Сбирает султан всех врачей государства
И просит их: "Лекари! Дайте лекарство
От этой внезапной болезни тяжёлой!
Тому, кто сумеет девицу весёлой
Мне сделать, я не пожалею награды!
Кораллы и жемчуг, меха и наряды,
Что прячут запоры моих подземелий,
Получит создатель целительных зелий!
Я вам доверяю две жизни сегодня –
Mнe жизнь без неё, хуже чем преисподня!"
- "Мы сделаем всё что возможно, правитель,
Ведь каждый из нас – знаменитый целитель
Каких-то болезней. Свою экспертизу
Проверили делом, не будет сюрприза,
Раз нету во всей медицинской науке
Такого, что наши не делали б руки!
Поэтому нет никакого сомненья,
Что вместе отыщем мы деве леченье!"
* * *
Врачи восхваляли былые заслуги,
Но зряшными были любые потуги,
Поскольку забыли они бестолково
Иншалла* промолвить - волшебное слово!
Прошу вас заметить, я сам не считаю,
Что те, кто "иншалла" как попки болтают,
За это получат от Бога награду,
Не станет Господь награждать клоунаду!
Врачей похвальба поражала гордыней,
Привычкой к вранью, непризнаньем святыни
Души человечьей, бессмертной, свободной,
Типичным для них бессердечьем холодным!
Такое к больному врачей отношенье
Бессмысленным делает часто леченье,
И слабость их методов усугубляет ...
Порой, оговорка случайной бывает,
Бывает и так, что профессионалы,
Ни разу не скажут губами иншаллы,
Но сердце немолчно в груди раз за разом
Бормочет весь день главный смысл этой фразы!
* * *
Когда к ней толпою вошли эскулапы,
И стали их наглые, хладные лапы
Ощупывать нежное девичье тело,
Она лишь рыдала, да пуще бледнела,
Худела, металась в бреду ... Даже травы
Давали эффект ядовитой отравы.
Приём оксимеля** давал ей желтуху,
А масло миндалевое – золотуху,
Запор начался после миробалана***,
Бессонницу вызвала валериана.
* * *
Придя от бессилья врачишек в смятенье,
Султан похудел, ставши собственной тенью,
Взбежав босиком по ступеням мечети,
Он рухнул на коврик, рыдая как дети,
И так намочил этот коврик слезами,
Что стража боялась – что будет с глазами?
Султан растворился в мольбе бессловесной,
Как сахар в воде, стал как дым бестелесный.
А выйдя потом из глубокого транса,
Взмолился: "Господь! Неужели нет шанса
Спасти её? Боже! Услыши молитвы!
Простёрт пред Тобою покорный, разбитый!
Не знаю, что делать! Все мысли забыты!
Но верю, Ты знаешь 'что в сердце сокрыто****'
"
Вот так он молился ночною порою,
И милость накрыла его с головою.
Султан обессилел во время моленья,
Уснул и явилось ему сновиденье:
Старик, чьи седины смягчали суровость,
Сказал: "Я принёс тебе добрую новость.
Наутро встречай в воротах незнакомца,
Он явится с первым же проблеском солнца.
Он будет врачом, заслужившим доверье,
Но с ним говоря, избегай лицемерья!"
* * *
На крыше дворца сел султан до рассвета,
Когда не была ещё солнцем согрета
Земля и безумно глядел на дорогу ...
Вдруг видит - светать начало понемногу,
Хоть мрачно попрежнему небо ночное,
Сиянье идёт по земле неземное -
То мастер явился, сверкающий взглядом!
Султан вниз по лестницам кинулся градом
Навстречь гостю светлому и дорогому,
Что душу возжёг ему, словно солому!
И души их сплавились в пламени вечном,
Без складок и швов, но в союзе сердечном!
Душой так пловец далеко в океане,
С водою сливается и с облаками.
Так пекарь мешает упорной рукою
В единое тесто свой сахар с мукою.
Так ищут с водою иссохшие губы
Союза, слагаясь в сосущие трубы.
Трепещет так пьяница от возбужденья,
Вина в животе ощутив растворенье.
Поведал султан светоносному гостю,
Водя по песку от смущения тростью:
- "Я понял, что эту больную девицу
Напрасно пытаюсь я сделать царицей.
Всю жизнь лишь тебя я искал, мой спаситель,
А с ней зря связался ... Что ж делать, учитель?
Деянья рождают другие деяния,
Больную не брошу я без воздаянья."
* * *
Вам надо стремиться во всём к дисциплине,
Для слабых душою нет счастья в помине,
И сами не могут вкусить благодати,
И людям несчастья приносят некстати.
Как часто их наглость, не видя афронта,
Пожар зажигает нам до горизонта!
И даже когда нам, без слёз и молений,
Спускает дары наш невидимый гений,
Способны испортить трапезу нахалы,
Вопя: "Нам подали не то!" или "Мало!"
Бог с неба спустил по мольбе Моисея
Роскошную пищу голодным евреям,
Но взвыли из рабского стада ослицы:
- "А где же чеснок? Мы хотим чечевицы!"
Так люди лишились и мяса и хлеба -
Все блюда с едою поднялись на небо.
Пришлось после этого землю мотыгой
И тем ковырять, кто там не был сквалыгой.
И травы косить они принялись сами ...
Потом к ним явился Иисус с чудесами,
Который принёс изобильную пищу,
Но вырвались хамы вперёд и ручищи
Свои запустили в корзины с хлебами
И стали бесплатное грабить арбами,
Ругались, дрались, и вели непристойно.
Напрасно Иисус увещал их: "Спокойно!
Вам хватит на всех! Сей источник предвечен!
Не сякнет еда! Мой амбар - бесконечен!"
Но даже Иисус был с такими бессилен!
Верх наглости – зная, что дар изобилен,
И щедр Источник даренья великий,
Свой норов Ему демонстрировать дикий!
Вот так, за неверье великим пророкам,
Врата для евреев закрылись до срока!
Но с пор Иисуса не ели буханки
И прочие люди с Его самобранки!
Когда богатеи не кормят голодных,
То рвётся цепочка годов плодородных,
Не падает дождь - облака дождевые
Не могут собраться, коль страждут живые.
А если не сдерживать дикого блуда,
Придут эпидемии - род самосуда,
Но гибнут в пожаре таких эпидемий
И строгий аскет и адепт наслаждений.
Тебя, вот, к примеру, скрутила кручина,
Тому непременно бывает причина.
Причины не знаешь? Духовно бездарен!
Скажу - был ты нагл и неблагодарен!
Распущенность с наглостью, свет заслоняют,
И души в уныния мрак погружают.
* * *
Султан распахнул для пришельца объятья,
Прижал и сказал: "Мы отныне, как братья!"
Затем лобызал ему лоб, после руку,
Про путь расспросил и поведал про муку,
И сам проявляя о госте заботу,
Он торбу берёт, не отходит на йоту,
Вперёд пропускает любезнейшим жестом,
Сажает за стол на почётное место,
И молвит: "Заслуги, мольбы и мученья
Напрасны! Приносит одно лишь терпенье
Дары вроде тех, что сейчас получаю!
На облик твой, друг, наглядеться не чаю!
Твой лик - вот ответ на вопросы такие,
Пред коими меркнут умишки любые!
Ты можешь увидеть, что в сердце сокрыто,
Ты делаешь чётким, что было размыто,
Уйдёшь, и огромная зала дивана
Сожмётся, как кузов просевший рыдвана.
Молю, не оставь на духовной чужбине,
Мы тут затерялись, как дети в пустыне!"
Они пировали и пищей духовной,
Султан утолял голод свой баснословный.
* * *
Затем свёл хозяин пришельца за руку
Туда, где терпела красавица муку,
Врачу доверяя её попеченье,
Султан рассказал про болезни теченье.
А врач, посмотрев на неё и прослушав,
Сказал: "О, султан, не лечили ей душу!
Лишь тело лечили твои коновалы
И вред нанесли организму немалый!
Они не умеют читать состоянья
Души и секреты больного сознанья."
Открылась секретная девичья рана,
Но врач утаил этот факт от султана.
Да, ты угадал, мой читатель влюблённый,
Симптомы любви знает ей опалённый!
Отличны от прочих любовные боли,
Нельзя их лечить, словно сыпь да мозоли.
* * *
Любовь – астролябья с прицелом на Бога,
Мы ей к чудесам Его ищем дорогу.
Духовная, плотская или иная,
Кинжально, в упор, как душевнобольная,
Глядит она пристально прямо мне в душу
И требует чуда! Но я не нарушу
Давно уже данного мною обета -
Зарёкся я праздно трепаться про это!
Когда бы болтать ни пытался я в прошлом,
Любовь "объясняя", бывал огорошен,
И долго потом было больно и стыдно!
Да, я понимаю, как это обидно -
Привыкли вы к мысли, что будто бы словом
С мистерии всякой сорвёте покровы,
Но тайна любви всё ж останется тайной,
Здесь слова любого сильнее молчанье!
И даже перо, что легко, невесомо
Бежит по бумаге, рукою влекомо,
Ломается вечно и портит бумаги,
"Любовь" нацарапать - не хватит отваги!
Чтоб видеть любовные взаимосвязи,
Отбрось интеллект, просто вываляй в грязи,
Любые потуги его бестолковы,
Ишак он, в грязи потерявший подковы!
* * *
Представь, будто в существовании солнца
Ты должен уверить того незнакомца,
Который ни разу не видел светила ...
(Меня бы такая задача убила!)
Ты можешь всю ночь языком без умолку
Болтать и уснуть, когда солнышко в щёлку
Заглянет с утра сквозь сплошную гардину,
Весь трёп твой ночной растопив, словно льдину!
Взгляни на небесное это творенье,
Молю, чтоб постигло тебя озаренье!
Нет в космосе внешнем чудесней светила,
Но солнце души - солнце неба затмило!
Ведь, жжёт только днём солнце в небе ужасно,
И время над солнцем небесным всевластно,
И много других солнц среди ойкумены,
А солнцу души не бывает замены!
Ход солнца на небе понятен, расчислен,
Подвластен велению творческой мысли,
А вот микрокосма светила движенье
Бессильно понять моё воображенье!
* * *
Когда ослепило меня солнце Шамса#,
У прочих светил просто не было шанса!
Ослепнув, прозрел я, на счастье и муку ...
Напрасно, Хусам##, теребишь мою руку,
Ты хочешь побольше услышать о Шамсе,
Но я ведь об этом могу только в трансе,
Словами, лишёнными всякого смысла,
Болтать, пока челюсть моя не отвисла!
Сейчас же, Хусам, что сказать - я не знаю,
Ведь истина в доме у Друга любая
Не может быть сказана! Только молчаньем
Своё восхищенье мешаю с отчаяньем!
Хочу я в молчанье сидеть благородном,
Но ноет Хусам: "Накорми, я голодный!
Быстрее! Ведь время – палач беспощадный!
А суфий в еде - новорожденный жадный!
Ты разве не суфий, мой солнечный мастер?
Избавь же меня от голодной напасти!"
Ответ мой: "Готов на любую услугу,
Но только не эту! Изменою Другу
Почту я рассказ о делах его тайных,
Не стану оспаривать мнений случайных.
Ведь скрыть должен тайну Любимой влюблённый,
И всё, что хранит его ум потрясённый!"
- "О, нет!" возражает Хусам мне, - "Хочу я
Увидеть ту истину прямо! Нагую!
Настолько, насколько позволит обычай,
С Любимой ложась, не блюду я приличий!"
- "О, милый Хусам! Береги своё тело -
Проси, чего хочешь, в разумных пределах!
Ведь щёпотью Друг покажись небольшою,
Ты б лопнул от страха, простившись с душою!
Не выдержит веса горы твоя торба,
Расплющит гора и верблюда двугорба!
Чуть только приблизится к нам Шамса солнце,
И высохнет наше болотце до донца!
Сгорит в нём дотла и любое созданье,
Что Шамсу обязано существованьем.
Хусам, не проси меня больше об этом!
Зачем же конца этой муке всё нету?"
* * *
Вернемся назад к этой ноше воловьей –
К рассказу о деве, сражённой любовью.
Святой врачеватель заметил султану:
- "Мне надо детально сердечную рану
Исследовать ей в обстановке покоя.
Побыть с глазу на глаз хочу я с больною."
Когда вышли прочь все врачи и служанки,
С собою забравши ненужные склянки,
Святой предложил ей вопросы такие:
- "Откуда ты родом? Кем были родные?
А с кем ты дружила на родине милой?
И кто из родни был украден могилой?"
Мельчайшие факты о прожитой жизни
Он тянет из девы с неспешностью слизня.
* * *
Босой человек, коль ступил на колючку,
На месте стремится извлечь закорючку.
Садится на землю и ступню больную
Кладёт на колено, на ногу другую,
Затем принимает согбенную позу,
Иглой ковырять начиная занозу.
А если заноза наружу не хочет,
Он ранку слюною своею намочит.
Но часто, пытаясь занозу простую
Извлечь из ноги, тратят время впустую.
Намного труднее занозу из сердца
Извлечь, ведь в груди не придумана дверца!
О, кто б научил нас такие занозы
Из сердца выдёргивать! Сладкие грёзы
Тогда б окружали нас! Войн и мучений
Не стало б! Явись нам неведомый гений!
Но мир наш устроен совсем по-иному,
Мы чаще занозы вставляем другому.
Бывает, что дурень – базарный затейник
Под хвост ишаку сунет спелый репейник.
И бедный ишак в беснованье сердитом
Ревёт лишь, да воздух молотит копытом.
Помочь ему может целитель разумный,
Занозу найдя, но ишак тупоумный
К себе после дурня других не пускает,
И сам от упрямства такого страдает.
* * *
Итак, стал беседовать с девой целитель
Про детство, друзей и родную обитель,
Держа её пульс, наблюдая, сверяя,
И мало-помалу, пред ним молодая
Раскрылась, как свежая роза, девица
И вспомнила дни, как юна, круглолица
Жила она мирно в родительском доме,
В провинции тихой, в садах, в полудрёме ...
В рассказе своём она вспомнила много -
Цирюльника, повара, даже портного.
A врач повторял имена их за нею,
Следя, как бледнеет она и краснеет,
От пульса руки своей не отрывая.
И вот, наконец, он спросил: "Дорогая,
Представь, что в родной стороне оказалась.
Куда б ты пошла? С кем бы ты повстречалась?"
Девица сказала: "Хочу в Самарканде
Шербета попить на тенистой веранде."
O, мой Самарканд! Город слаще конфеты!
Девица краснеет, как будто раздета!
Вдруг пульс участился, прервалось дыханье -
Волнует всех дев мысль о первом свиданье!
Раскрылся секрет, отрицать бесполезно,
Призналась она – в Самарканде любезный
Живёт ювелир молодой и красивый,
Хоть бедный - весёлый и красноречивый,
И сохнет она по нему безнадёжно!
Тут врач вопрошает её осторожно:
- "А где в Самарканде твой друг обитает?"
- "Ведь он – ювелир, они все проживают
В квартале одном, что зовут Гатафаром,
У моста, в домишке с высоким чинаром."
- "Теперь я тебя излечу! Без испуга
Смотри, что для этого чахлого луга
Проделать сумеет тот дождь долгожданный,
Которого ждала земля неустанно!
Но ты никому и, конечно, султану,
Не смей выдавать эту важную тайну!"
Когда центр любви стал надёжной могилой
Такого секрета, всё сбудется, милый,
О чём в своём сердце ты молишься тайно!
Так, семя таится в земле не случайно,
Чтоб позже явиться цветущим растеньем!
Тут дева вздохнула с большим облегченьем,
Врачу доверяя, пошла на поправку,
А он дал ей выпить снотворную травку.
* * *
Врач, выйдя к султану, сказал полуправду:
- "Она влюблена в самаркандца. Награду
Ему посули дорогую и бросит
Семью он и родину. Если же спросит,
Как вызнал о нём ты, скажи - от банкиров,
Он клюнет, ведь жадины все ювелиры."
Султан тут же шлёт в Самарканд кавалькаду
Гонцов, ювелиру сулящих награду.
И бедный ремесленник, жадный до злата,
Бросает и мать, и родимого брата,
Садится на дареного аргамака
И мчится, не зная судьбы своей знака,
В дворец, ко главе иностранной державы!
Безумны искатели денег и славы!
За все эти почести следует плата,
Какая всегда драгоценнее злата!
Святой врачеватель совет дал султану:
- "Коль хочешь её исцелить, дай болвану
До золота жадному с ней пожениться."
И выдал султан дурака за девицу.
* * *
И браком своим наслаждаясь полгода,
Девица цвела, как весною природа!
Под солнцем любви всю любовную жажду
Она утолила и боле не страждет,
Здоровье пришло в совершенную норму,
И сделался лишним их брак для проформы.
Настало бездельнику время расплаты
За роскошь, наряды, еду и палаты,
Которые хапнул наивно и глупо ...
Врач дал ему яду и дурень впал в ступор,
Потом похудел, пожелтел, стал уродлив,
Мог только лежать, слаб и неповоротлив,
Мочой провонял, стал капризным, немилым.
Красавица быстро его разлюбила.
Ведь плотское чувство, без нити духовной,
Недаром считается связью греховной.
Пред смертью больной увидал наважденье -
Всю жизнь свою будто в горах восхожденьем,
Любое деянье представилось криком,
Что эхом горой отражалося диким.
* * *
Влюбляйся в Того, Кто бессмертен и вечен!
Не надо лишь врать себе: "Где ж Его встречу?"
Его ты разыщешь и ночкою тёмной,
Он ближе к тебе твоей вены ярёмной!
А что до врача, кто прикончил болвана,
То сделал он это не волей султана.
Знай, деве с султаном священный целитель
Был послан, как воли Его исполнитель.
Причина останется тайной покрыта,
Как в случае Хызра### с ребёнком убитым.
И сам Моисей не заткнул свою глотку,
Когда Хызр дырявил рыбацкую лодку,
И стадо зевак понапрасну галдело,
Ведь Хызр совершал благодатное дело!
Прими от святого любое даренье,
И самую смерть, словно благотворенье!
В цирюльне, боясь незнакомого лика,
Заходятся дети от громкого крика.
Но матери их не закатят там глазки,
Смеются, болтают, да бают им сказки.
Не дергай ребячливо руки святые,
Ты мог не понять их дела непростые.
Сам Бог направляет святого усилья,
А руки его – это рог изобилья!
У жизни забрав одного в преисподню,
У смерти отнимет он добрую сотню.
Святых не суди ты по собственной мерке,
Не сдюжишь реальностью строгой проверки.
______________________
* Иншалла (араб.) - с Божьей помощью.
** Оксимель – смесь мёда (5 частей), уксуса (1 часть) и воды (1 часть).
Применяется, как антисептик и отхаркивающее. - Прим. перев. на русск.
*** Миробалан (слива Будды) – индийский миндаль.
Применяется как тонизирующее, при расстройствах кишечника, кашле, увеличении селезенки, геморроидальных и маточных кровотечениях, бактериальной дизентерии. - Прим. перев. на русск.
**** "Ведомо Мне сокровенное в сердцах" - Коран (11 : 5). - Прим. перев. на русск.
# Шамс Тебризи – духовный наставник Руми. - Прим. перев. на русск.
## Хусам Челеби – ученик и писец Руми и Шамса. - Прим. перев. на русск.
### Хызр - бессмертный исламский пророк, наставник других пророков, например, Моисея.
Хызр убивает ребёнка, из которого мог вырасти негодяй - Коран (18 : 74, 80), и топит лодку, которую иначе жестокий царь мог отнять у честных рыбаков - Коран (18 : 71, 79). - Прим. перев. на русск.

_________________
смерть врагам


Информация о сообщении Вынести предупреждение
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Суфизм. Руми
СообщениеДобавлено: 19 дек 2014, 07:48 
Не в сети
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 31 дек 2010, 07:55
Сообщений: 100
"Не дергай ребячливо руки святые,
Ты мог не понять их дела непростые.
Сам Бог направляет святого усилья,
А руки его – это рог изобилья!
У жизни забрав одного в преисподню,
У смерти отнимет он добрую сотню.
Святых не суди ты по собственной мерке,
Не сдюжишь реальностью строгой проверки."

супер!!!


Информация о сообщении Вынести предупреждение
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Суфизм. Руми
СообщениеДобавлено: 18 мар 2015, 20:56 
Не в сети
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 31 дек 2010, 00:24
Сообщений: 713
ПРОНИЦАТЕЛЬНОСТЬ

Один богатый купец из Тебриза, имея проблемы, приехал в Конью с тем, чтобы повидать Руми. Купец взял с собой 50 золотых монет, решив поднести их мудрецу. Когда он вошел в приемный зал и увидел Мавляну, его охватило волнение.
Джалалиддин произнес:
- Твои 50 золотых приняты! Но ты потерял 200, и это привело тебя сюда. Бог наказал тебя, но Он также показывает тебе нечто. Теперь все у тебя наладится.
Проницательность Руми изумила купца. Руми продолжал:
- Тебе пришлось испытать много трудностей из-за того, что однажды, далеко на западе, в христианском мире, проходя мимо христианского дервиша, лежавшего на улице, ты плюнул на него. Найди его, попроси прощения и передай Наш привет.
Тут купец пришел в совершенное замешательство, увидев, что его душа - открытая книга для Руми.
- Смотри, - сказал Джалалиддин, - сейчас мы покажем его тебе.
С этими словами Мастер прикоснулся к стене комнаты и взору купца открылась базарная площадь в Европе и лежащий на ней святой. Купец отшатнулся от этой сцены и ушел от Мастера глубоко потрясенным.
Он немедленно отправился в Европу и нашел христианского дервиша. Когда он приблизился, дервиш посмотрел на него и сказал:
- Наш Мастер Джалалиддин связался со мной.
Купец взглянул в том направлении, куда указывал дервиш, и увидел, словно на картине, Джалалиддина, который пропел такие стихи:
- И для рубина и для простой гальки - для всего есть место на Его холме.
Возвратившись в Конью, купец передал поклон христианского дервиша Джалалиддину и обосновался в дервишской общине.
---
-

_________________
смерть врагам


Информация о сообщении Вынести предупреждение
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Суфизм. Руми
СообщениеДобавлено: 25 янв 2016, 10:15 
Не в сети
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 31 дек 2010, 00:24
Сообщений: 713
ДЕТСКАЯ ИГРА

Мой друг, послушайся совета
Хакима Санаи* - поэта:- "Когда мертвецки пьян, наверно,Разумней переспать в таверне."
Коль улицей пойдёшь лукавой,
То станешь дуракам забавой
И в грязь, жестока и тупа,
Толкнёт тебя детей толпа.
Пойми, все трезвые - как дети!
Ведь мало кто на белом свете
На личном опыте знаком
Со сладостным любви вином.
Лишь победивший все желанья,
Вполне освободил сознанье.
Дитя, подумай лучше дважды,
Над тем, что Бог сказал однажды:- «Этот мир - лишь игра и забава**»,
Знать, людишки - детишек орава.
Бог прав! Коль ты не наигрался,
То так ребёнком и остался.
Желанья - жадность, лень и похоть
В тебя вонзили острый коготь!
Смотри, как в секс играют дети -
Сцепившись, возятся по клети.
Но эти игры - не любовь!
Они не проливают кровь
В боях с картонными мечами,
И это понимают сами.
Мне жалко взрослого солдата,
Взомнившего себя вдруг хватом,
На огненном коне Пророка -
Он скоро грохнется жестоко.
Все твои игрища наивны,
Война и секс бесперспективны.
Ты - как дитя, спустил штанишки
И с песней делаешь делишки.
И, напевая: "Дан-ди-дан,"
Ложишься после на диван.
Не заиграйся так до смерти,
Ты в повседневной круговерти!
Пойми, что ум, воображенье,
Разнообразны ощущенья -
Лишь деревянные лошадки,
Напрасно в них вонзаешь пятки.
Реальна лишь любовь иная,
Мистическая, неземная.
Пойми, земные все науки
Лишь обрекут тебя на муки.
Вон ходит сгорбленный учёный,
Как ослик, книжками гружённый.
Мысль, словно женские румяна,
Смывается. Мысль - род обмана.
Но если знаний выбор верный,
То наслажденье беспримерно.
И не тряси бумажный ворох,
Не будет толку, только шорох.
Прочь прогони мираж желаний,
Строй дом на твёрдом oснованьи.
Не прикрывайся словом Бога,
В ад словом мощенА дорога.
Испытывай Его дыханье,
И добивайся пониманья,
Что все слова - мираж, виденье.
Реальность - с Богом единенье.
---
Колман Баркс
|Суть Руми
-
* Хаким Санаи (ум. ок. 1150) - суфий, поэт оказавший большое влияние на Руми.** Коран (29 : 64)
Меснави (1, 3426 - 3454)


Вложения:
Комментарий к файлу: Колман Баркс
|Суть Руми
детские игры

0006-005-Piter-Brejgel-Detskie-igry.jpg
0006-005-Piter-Brejgel-Detskie-igry.jpg [ 184.57 | Просмотров: 2022 ]

_________________
смерть врагам
Информация о сообщении Вынести предупреждение
Вернуться наверх
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Суфизм. Руми
СообщениеДобавлено: 16 ноя 2018, 15:40 
Не в сети
Администратор
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 31 дек 2010, 00:24
Сообщений: 713
Тебя, вот, к примеру, скрутила кручина,
Тому непременно бывает причина.
Причины не знаешь? Духовно бездарен!
Скажу - был ты нагл и неблагодарен!
Распущенность с наглостью, свет заслоняют,
И души в уныния мрак погружают.

_________________
смерть врагам


Информация о сообщении Вынести предупреждение
Вернуться наверх
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 27 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Быстрые операции:
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB3